Все блоги

Елизавета Боярская: Я и так дочь мушкетера, зачем мне ее играть…

Елизавета Боярская: Я и так дочь мушкетера, зачем мне ее играть…

Так ответила на вопрос о том, почему не стала сниматься в фильме “Возвращение мушкетеров, или Сокровища кардинала Мазарини” Елизавета Боярская — заслуженная артистка России, актриса Малого драматического театра (Театра Европы) в Санкт-Петербурге, дочь не менее известного “мушкетера” Михаила Боярского.

В Узбекистане отгремел Ташкентский международный кинофестиваль “Жемчужина Шелкового пути”. Его география расширяется с каждым годом и, в этом году фестиваль объединил кинематографистов более чем из 52 стран, включая Россию, Казахстан, Беларусь, Израиль, Хорватию, Японию, Польшу, Францию, Латвию, Чили, Корею, Монголию, Грецию, Индонезию, Пакистан, Иран, Эстонию, Германию, Португалию, Сингапур.


Насыщенная была и программа фестиваля. Так, в кинотеатрах столицы прошли специальные показы более 40 фильмов, на разных площадках известные режиссеры и актеры провели мастер-классы и один из таких мастер-классов на летней площадке Ташкентского филиала ВГИКа провела и Елизавета Боярская, которая в день открытия Кинофестиваля прошлась по красной дорожке на церемонии открытия вместе со своей мамой — не менее известной актрисой театра и кино, художественным руководителем театра им. Ленсовета Ларисой Луппиан

Можно сказать, что это был не мастер-класс, а творческая встреча, на которую пришли не только студенты, но и просто почитатели таланта Елизаветы. И она с большим удовольствием общалась с публикой, отвечая на ее вопросы, рассказала о своем становлении как актрисы, своих ролях в театре и кино, о своем приезде в Ташкент, который является Родиной ее мамы Ларисы Луппиан, подчеркнув, что этот приезд стал для нее ярким впечатлением, как раз таким, которые необходимы творческому человеку для того, чтобы не было выгорания на работе и в жизни.

К сожалению звездный папа не смог посетить Ташкентский кинофестиваль из-за плотного графика, а также потому, что, как сказала Елизавета, “у него концерты и он сидит с внуками и это очень важное дело, он выполняет свою миссию”.


Говоря о выборе своей профессии, Елизавета сказала, что в детстве никогда не собиралась становиться актрисой:

— Родители часто брали меня с собой на работу, я была за кулисами, видела спектакли, но чувствовала какое-то неприятие к этой профессии. Мне все нравилось, но я стеснялась и мне казалось быть врачом, учителем это совсем другое дело, чем быть артистом и все время что-то играть, что-то изображать. И вот это меня смущало.

И вот только когда мне было 15 лет, и я уже заканчивала школу и нужно было решать куда пойти дальше, я решила поступить в Институт культуры на массовика-затейника, потом появилась идея поступить на отделение “пиар” факультета журналистики Санкт-Петербургского государственного университета, тогда это было что-то новое, необычное. И я стала готовится для поступления.

И тут мама взяла меня на открытие учебного театра на Моховой, который до этого времени долгое время был закрыт, и студенты играли свои спектакли в аудиториях и на малой сцене. И это стало одним из событий, которое повлияло на мое решение стать артисткой, потому что я тогда увидела не артистов, которых я видела у нас дома, а к нам приходили очень известные актеры, режиссеры и я общалась с ними. Но на меня не производило это такого большого впечатления, как то, что я увидела на открытии Учебного театра студентов.

Я увидела трепетных молодых людей, которые верят безоглядно в профессию, в то, что они обязательно изменят мир, в то, что самое главное в их жизни — это получить знания. И когда я увидела этих ребят, я подумала: “я хочу в эту стаю, я хочу быть такими, как они”.

Тогда же я посмотрела два спектакля в театре им. Ленсовета Юрия Бутусова “В ожидании Годо” и “Калигула”, которые также произвели на меня колоссальное впечатление. И тогда я решила, что я хочу поступать в Санкт-Петербургскую государственную академию театрального искусства (ныне Российский государственный институт сценического искусства прим. автора). В тот год курс набирал Лев Абрамович Додин и это определило всю мою актерскую судьбу. Лев Абрамович очень известный театральный режиссер, который признан мировым режиссерским сообществом, его очень любят и ценят на всех континентах, во всех странах.  

Было ли предубеждение, когда вы поступали на учебу?

— Конечно были. Все говорили: “О, дочка Боярского, зачем она ходит на туры, можно подумать, что ее не возьмут”. Для меня это было обидно, потому что мне хотелось доказать, что я сама могу, что я готовилась.

И честно говоря, меня очень сильно мучили при поступлении, спрашивали по полному счету, пытались узнать, что я могу, думая, что я просто по наитию сюда пришла, а на самом деле ничего не могу. В конечном итоге меня вывели “на чистую воду” и увидели во мне то, что хотел увидеть Лев Абрамович.

Так я 5 лет отучилась в мастерской Льва Додина и потом я и еще несколько артистов с моего курса были приглашены в труппу Малого драматического театра, в котором я тружусь и по сей день. И если говорить о том, что самое главное произошло в становлении меня как актрисы, то это то, что я встретила Додина, поступила к нему и сейчас работаю в его театре.

А не было ли у вас опасения, когда вы выбрали актерскую стезю, что вас всегда будут сравнивать с вашими звездными родителями?

— Когда поступала в академию — не было, потому что я не знала, что с этим столкнусь, ведь в школе такого не было. А вот уже при поступлении я стала слышать разговоры о том, что я поступаю по блату, и потом, когда я уже поступила, меня стали приглашать на кастинги, я стала сниматься — все время мне это наматывалось на ухо. И я понимала, что всю жизнь мне придется доказывать, что всего этого я достигла самостоятельно, своим упорством, трудолюбием.

А потом я просто перестала об этом думать. Я настолько люблю свою профессию, и не могу без нее жить, особенно без театра, и теперь мне уже не так важно, что обо мне  думают. И мне кажется, что у меня даже чуть больше иммунитета, чем у артистов, чьи родители не являются тоже актерами, или не такие известные, как мои, потому что столько в мой адрес летело камней и всяких нареканий, что у меня очень хороший иммунитет ко всему этому. 

В 2007 году вы снялись в фильме “Ирония судьбы. Продолжение”. Роль Нади для вас это — роль с чистого листа или это дань великому прошлому Эльдара Рязанова?

— Когда я снималась в этом фильме, мне было 19 лет, поэтому и я сама, и все в профессии было как чистый лист. И я всегда обожала фильм “Ирония судьбы, или с легким паром!” и думаю, многие знают этот фильм наизусть.

Но, когда тебе 19, ты гораздо смелее, чем когда становишься старше и поэтому тогда у меня не было каких-то сомнений. Представляете, мне 19 лет, я приезжаю на пробы и вижу Константина Юрьевича Хабенского, Сергея Витальевича Безрукого и я просто потеряла дар речи, очень волновалась, но они оба очень отзывчивые, коммуникабельные, прекрасные артисты и надежные партнеры и потом наша тройка перекочевала в фильм “Адмиралъ”.

Вернее, сначала мы начали снимать “Адмиралъ”, а потом “Иронию судьбы. Продолжение” и потом продолжили снимать “Адмиралъ”.

И на этот фильм я пробовалась очень долго, с разными партнерами. И это было мое самое жгучее желание — чтобы меня утвердили на эту роль. И для меня эти два года съемок были таким абсолютным счастьем, сотрудничеством с замечательной командой продюсеров, режиссеров, артистов, художников. А когда съемки закончились, я рыдала и не могла опомниться и мне казалось, что закончилась моя жизнь.


Вы играете и в комедиях, и в трагедиях. А какой ваш самый любимый жанр?

— Наш мастер Лев Додин не любит распределение на жанры и амплуа. Он говорит, что артист гибкий, пластичный и должен уметь все. Моя судьба сложилась так, что я в основном играю драматические роли и в театре, и в кино, но мне было интересно менять ракурс на другие роли.

Просто режиссеры не всегда дают возможность, потому что все равно есть некий стереотип, и внешность. У меня очень много драматических ролей.

В сериале “Анна Каренина. История Вронского”, снятом Кареном Шахназаровым в 2017 году, вы играете вместе со своим мужем Максимом Матвеевым. Трудно или наоборот, легко сниматься в паре с супругом?

— В данном случае это сыграло на сто процентов “в плюс”, потому что такую близость, которую ты испытываешь к родному человеку, не передать с партнером, которого ты только узнал, или даже если вы работали уже ранее, но все равно есть какая-то небольшая внутренняя дистанция.

И мы с Максимом на тот момент были женаты уже несколько лет (пара заключила брак 28 июля 2010 года. Прим. автора) и наше знание друг друга изнутри, любовь помогли нам. К тому же это позволило нам репетировать и дома, потому что сцены были очень большие, сложные. Нам было интересно друг с другом, Максим — отличный  артист и потрясающий  отзывчивый партнер и мне было с ним очень легко. 


Рассказывала ли вам раньше мама  про Ташкент и про то, как она снялась в фильме “Ты не сирота”?

— Конечно, мама все это рассказывала — и о съемках, и о своей жизни здесь. И мы съездили на кладбище, где похоронены мамины родные, побывали в гостях у маминого брата, который живет в доме на улице Достоевского, там, где жил дедушка. И у меня было такое ощущение, что мы погрузились в машину времени, потому что дом совсем не изменился. Я была у дедушки в гостях, когда мне было 5 лет и там осталось все точно также и этот дом остался таким же, каким его построил дедушка в 60-е годы.

Это просто счастье, что мы здесь побывали, это очень важное событие в моей жизни, ощущение трепета, волнения. И еще дядя Володя отдал маме большой альбом с фотографиями всей маминой родни, и они в хорошем качестве. И я все это восстановлю, как-то хочется все это структурировать в голове, чтобы потом об этом  рассказывать своим детям, потому что мне кажется это такое счастье, когда ты можешь рассказать о своей семье, тем более еще если есть и фотографии, чтобы не терять эту связь со своими корнями, семьей, и в том числе с Ташкентом, в котором огромная ветвь с маминой стороны прожила, и живут до сих пор, счастливую, сложную жизнь.


Свой мастер-класс провела в Ташкенте и мать Елизаветы Боярской — Лариса Луппиан. В ее копилке десятки творческих ролей, в том числе в таких фильмах, как “Ты не сирота”, “Поздняя встреча”, “Плачу вперед!”, а также в спектаклях театра им. Ленсовета.

Стоит отметить, что народная артистка России Лариса Луппиан родилась и выросла в Ташкенте, некоторое время жила в Чирчике, училась в школе №47 столицы, а затем школе №182 Чиланзарского районе. В ходе своей встречи она рассказала, как будучи ученицей второго класса попала на съемки фильма Шухрата Аббасова “Ты не сирота”, где она сыграла латышскую девочку Дзидру.

— К нам в школу пришла съемочная группа и, стала отбирать детей и пригласили нас, как это сейчас говорят, на кастинг. Помню, как Шухрат Аббасов крутил и вертел нас, просил прочитать стихотворение, или показать какой-то этюд. После кинопроб режиссер подошел к моему папе и сказал, что у него очень талантливая дочь. После проб мы уехали и забыли про все это. Я даже не понимала меру ответственности этого момента. А через несколько месяцев мы получили открытку о том, что я утверждена на роль в фильме “Ты не сирота”.

На открытии Ташкентского кинофестиваля показали фрагмент фильма, где моя героиня кричит: “Мама, мама, мамочка”. Это самый эмоциональный момент фильма, было очень трогательно. И я очень счастлива, что вернулась к этим детским воспоминаниям, к тому, что было в школе, к тому, что такое Ташкент. Всегда вспоминаю его хлебосольность и добродушие, с которым он принимает всех гостей. Я горжусь, что осталась в истории кинематографа Узбекистана.


В ходе встречи актриса рассказала о том, как сложился ее дальнейший путь, подчеркнув, что несмотря на то, что с детства в ней был артистизм, великолепная способность к пародиям, она и не думала, что станет актрисой. Ей очень нравилось танцевать и в детстве ей даже подарили пуанты, но в свое время мама не смогла отвести ее на занятия в хореографическое училище, а после школы даже предложила пойти по ее стопам и стать медиком.

Но медиком Лариса Регинальдовна не стала, а решила поступать в театральный институт. Так она стала студенткой Ленинградского государственного института театра, музыки и кинематографии (ЛГИТМиК) (ныне РГИСИ — Российский государственный институт сценических искусств. Прим. автора), попав на курс к Игорю Петровичу Владимирову и уже на втором курсе стала играть в театре им. Ленсовета, которым он и руководил. 

— Я играла во многих спектаклях, стала уже узнаваема и так длилось до момента, пока я не встретила моего любимого мужа Михаила Боярского. Нас с ним назначили на роли в пьесе “Трубадур и его друзья”. Мише предложили роль трубадура и сказали, что он сам может выбрать себе актрису на роль Принцессы. И он выбрал меня, так мы и соединили наши судьбы. Но Игорь Петрович был очень ревнивым мастером, и он сразу предупредил своих артистов, чтобы они не подходили к его студенткам. И мы с Михаилом долго скрывали наши отношения, но все-таки все стало известно, и Игорь Петрович сделал Михаилу большой выговор и стал как-то прохладней относиться к нам обоим. И спустя какое-то время я ушла в театр Ленинского Комсомола.

А что касается кино, то, к сожалению, у меня не сложилась жизнь в кино. Меня очень много приглашали на пробы, но когда-то наш мастер нам сказал, что “кино это гадость, это дрянь и никогда не вздумайте сниматься, потому что вы сыграли и про вас забыли, а театр — это навсегда”. И поэтому когда нас приглашали на пробы, мы к этому относились исходя из слов нашего  мастера, так как его мнение для нас очень много значило. И я не понимала, какое значение для артиста имеет кино.

Говоря о своем творческом тандеме с Михаилом Боярским, с которым они в браке уже 46 лет, актриса отметила, что практически всю жизнь они играют вместе в спектаклях. Это спектакль “Снежная королева”, “Трубадур и его друзья”, “Смешанные чувства”,  антреприза “Единая жизнь”, которую они показывали почти 25 лет, спектакль, подготовленный на 70-летие Михаила Боярского “В этом милом старом доме”. 

— Я очень люблю своего мужа и считаю, что он мужчина необыкновенной красоты. Когда мы познакомились, он мне казался таким красивым, даже чересчур, и я думала, что это не мое, но потом, благодаря его душевным качествам мы сблизились. 

Лариса Регинальдовна также отметила, что она очень рада снова побывать в Ташкенте, где она была 12 лет назад, когда умер ее отец. И в этот раз она проехалась по городу, узнавая родные места.

— Город меняется, хорошеет, но иногда я все же узнавала знакомые места — хореографического училище, парк Тельмана. Я пережила здесь землетрясение, помню, как нас тогда маленьких отправляли в детские лагеря. О Ташкенте у меня остались самые теплые воспоминания.


В завершении своих встреч Елизавета Боярская и Лариса Луппиан вручили первокурсникам ВГИКа студенческие билеты и пожелали им успехов в учебе.

Самые актуальные новости Узбекистана
в твоём смартфоне

@plov.press

Читайте также


Подпишитесь
на наш Telegram канал