Все блоги

О правах — через игру

О правах — через игру

Азамат Шамузафаров — известный узбекский дизайнер, автор Telegram-канала @azamating и @menhaqman, разработчик настольной игры для девушек и женщин   Menhaqman / “Я права”, считает, что в игровой форме легче развивать тему гендерного образования. О самой игре и стереотипах в вопросах равенства полов он рассказал в интервью PLOV.PRESS.

Азамат, расскажите, пожалуйста, как возникла идея создания игры Menhaqman / “Я права”?

— У себя на канале в телеграме @azamating, где я среди прочего поднимаю вопросы равенства полов. В какой-то момент стало понятно, что тексты сейчас многие читать не любят. Привыкли к рилсам и сториз, но мне такой формат не подходил. Тогда я подумал, что лучше попытаться развить эту тему в игровой форме, потому что так легче запоминается. Когда мозг напрягается, он долго не забывает то, что усвоил, чтобы не было обидно за потраченную энергию.

Кроме того, формат настольной игры позволяет людям взаимодействовать друг с другом прямо на месте, а не в каких-то комментариях в интернете.

Сколько времени ушло на создание игры, и кто помогал Вам в этом? Как проходило тестирование?

— Всего ушло более двух лет, но надо отметить, что я не постоянно этим занимался, а когда было свободное время. Над созданием игры я работал сам, но мне помогали с ее тестированием и отзывами фем-активистки. Перечислять их я не буду, чтобы кого-то не забыть указать.


Что, как Вы считаете, игра дает участницам? На какую категорию она рассчитана?

— В игре поднимаются социальные проблемы, рассказывается о наших законах. Также есть карты, которые приводят примеры из жизни — то, что нам близко. То есть игра развивает правовую грамотность, тренирует участие в дебатах, учит слушать чужую точку зрения и ставить себя на место противоположной стороны, с отличным от твоего мнением. Я специально многие вопросы поднимал так, чтобы они не были однобокими.

Идеальный набор игроков, на мой взгляд — это четыре девушки или женщины. При этом два прогрессивных взгляда и два консервативных.

Сейчас в Menhaqman больше играют те, кому тема близка, но идея в том, чтобы в нее включались и те,  кто не знаком с феминизмом, законотворчеством. Кто не привык дискутировать и даже задумываться о своих правах.

В продаже игры Menhaqman /”Я права” нет, как можно ее приобрести?

— Первоначально игра не создавалась для продажи. Ее задача — вовлечь в участие целевую аудиторию. Поэтому, для меня важнее распространить ее среди тех, кто станет играть и даже передаст потом игру другим девушкам или женщинам. Некоторые подписчики телеграмм-канала @menhaqmanuz получили игру через обычный розыгрыш. Такой же я буду проводить в инстаграме, но когда — пока не знаю.

Другие владельцы коробок с игрой — это юристки, журналистки, активистки, преподавательницы, блогерки и другие женщины, вовлеченные в эту тему, которые, как я ожидаю, помогут с распространением игры и главное — ее идеями.

Есть ли среди участников мужчины? И что в целом они говорят о вашей идее?

—  Мужчин нет, но они пробовали в нее играть. Конечно, пока это были если не профеминисты, то, по крайней мере, люди, с которыми можно вести конструктивный диалог. Обычно хорошо к игре относятся мужчины, у которых есть дочери, и они любят своих дочерей. Им понятна проблема с правами женщин в Узбекистане.

Моя проблема скорее в том, что обычно хвалят идею и реализацию, но потом забывают об игре. Трудно бороться за внимание с социальными сетями и “15 минутами славы”.

   

Аналогов игре нет в Узбекистане. Не задумывались ли Вы о том, чтобы наладить ее выпуск? Возможно, это будет коммерческий проект или удастся найти фонды, готовые поддержать Вас?

— Себестоимость при текущем тираже составляет примерно 500 тысяч сумов за коробку. При этом игра не развлекательная в широком смысле слова (для вечеринок и компаний друзей), то есть аудитория, которая захочет ее купить очень маленькая. Много ли людей решит приобрести что-то о проблемах женщин за 500 тысяч сумов? Не проще ли отправить деньги на благотворительность?

Пока у меня желающих набралось несколько десятков, кто сам просил продать. Но, правда, они не знали про цену.

Я не хочу заниматься именно продажами игры, как товаром, потому что ее еще надо доработать (местами она хромает) и это потребует большего внимания, бюрократической волокиты и уплаты налогов. Нужно будет напечатать новый тираж, на который потребуется еще больше денег, чтобы снизить себестоимость, а значит, нужно будет продать еще больше копий, чем есть сейчас.

Даже на текущий небольшой тираж я нашел финансирование случайно. Никто особенно не торопился выделять на это денег.

Государственные организации, которые могли бы с этим помочь все делают через тендеры, а там есть свои сложности

Вы поднимаете вопросы гендерного равенства, прав женщин, участвуете в различных акциях, связанных с этой тематикой. Насколько Вам лично близка эта проблема?

—  Я ратую за все это не столько ради самих женщин, сколько ради справедливого положения дел. Меня возмущает именно несправедливость по отношению к женщинам в обществе, потому что они такие же люди, как и мужчины, их половина населения, они всех нас произвели на свет, но иногда их лишают прав, возможностей и принижают их ценность. Я считаю, что это несправедливо и так быть не должно. Они не выбирали человеком какого пола им родиться. И не заслуживают такого отношения к себе.

Что по-вашему, нужно менять в сознании общества, чтобы женщина точно знала — “Я права”?

— Я вижу два основных направления: воспитание девочек в семье согласно ценностям феминизма и получение девушками хорошего высшего образования и не ради галочки, а чтобы иметь возможность строить свою карьеру и быть менее зависимой от мужчин.

Есть гипотеза, согласно которой безусловный базовый доход для женщин позволит им чаще подавать на развод, потому что многие, если не все, боятся за свою экономическую безопасность. За годы брака и подготовки к нему девушка занята только интересами мужа и членов семьи, иногда еще и родственников мужа. В случае развода у нее ничего не остается кроме детей: она не сможет найти работу, потому что ничего не умеет. У нас нет страхования от неудачного брака, и она не получит выплат. От алиментов в Узбекистане уклоняются десятки тысяч мужчин, обязательного брачного контракта тоже нет, поэтому в случае развода женщины часто остаются без финансовой подушки, карьеры и возможностей. Зато почти все осуждают ее за развод.

То есть, если женщины не будут так зависеть от мужчин, они больше будут интересоваться своими возможностями, правами и мечтами вместо того, чтобы думать только о том, как угодить своему мужчине.

Участниками игры могут стать те, кому 18 и более лет. Есть ли у вас идеи создание игры для тех, кто не достиг этого возраста? В другой интерпретации, но также связанной с правами?

— На самом деле игра рассчитана примерно на 14+. В ней нет ничего такого, чего нельзя знать в этом возрасте. Ограничение по возрасту связано, скорее с тем, чтобы родители не решили, что я хочу учить их детей жизни, то есть влияю на их воспитание. Хорошо было бы, если мамы играли бы в компании с дочерьми, чтобы сразу решать — о чем знать их детям еще не нужно или услышать родительское мнение на этот счет.

Самые актуальные новости Узбекистана
в твоём смартфоне

@plov.press

Читайте также


Подпишитесь
на наш Telegram канал